"Главной мишенью криминалитета и чиновничьего рэкета становится средний и малый бизнес".
Владимир Путин
 
        
Прямая речь

Андрей Рахмилович, адвокат


Уголовное право становится основной регулирующей отраслью права. Между тем, как понятно любому юристу, существуют регулирующие отрасли права - это гражданская, административная, налоговая и охранительная отрасль. Уголовное право охраняет, защищает другие отрасли права и ничего более. В наших условиях постепенно уголовное право становится регулирующей отраслью.

В Гражданском кодексе, практически любое гражданское правонарушение может быть квалифицировано как уголовное преступление. То же самое происходит и с налоговыми и административными правонарушениями. Уголовные статьи создаются несистематически. А гражданское право постоянно совершенствуется. По указу президента создана комиссия по реформированию, по усовершенствованию гражданского законодательства. В комиссии, в подкомиссиях заседают крупнейшие русские цивилисты, разрабатывается масса вопросов, обсуждаются проблемы, и гражданское право реформируется, совершенствуется.

В уголовном праве этого нет. Изменения в Уголовный кодекс вносятся по случаю, по какой-то конкретной причине. Поэтому Статьи Уголовного кодекса, касающиеся экономических преступлений, безумно противоречивы. Единой системы, единой мысли, единого принципа не существует. Уголовное право даетвозможность в ручном режиме регулировать экономические отношения в стране.

Приведу конкретный пример. Знаменитая 171-я статья, о незаконном предпринимательстве. Опасность заключается не в нерегистрируемости бизнеса. Нерегистрируемый бизнес или бизнес без лицензии - это не экономическое преступление или экономическое правонарушение. Это правонарушение против порядка управления, против порядка регистрации. И в Административном кодексе об административных проступках есть такой состав, ведение предпринимательской деятельности без надлежащей регистрации или лицензии. Ничего другого быть не должно. А вот превращение административного правонарушения в уголовное преступление абсолютно незаконно с точки зрения принципов уголовного права, с точки зрения конституционных принципов. Уголовным может стать только такое правонарушение, которое представляет общественную опасность. Ни административное нарушение, ни гражданское правонарушение само по себе уголовным быть не может. Только в том случае, когда оно отягощено какими-то особыми обстоятельствами, исключающими возможность разрешения конфликта административным и гражданским правовым путем, только тогда это действие может рассматриваться как уголовное преступление.

Создание уголовной статьи 171-й незаконно, оно противоречит идеи правового регулирования, причем, статья 171-я говорит об осуществлении предпринимательской деятельности, сопряженной с извлечением доходов в крупном размере. Вытекает вопрос: а что такое крупный размер? На эту тему идут большие споры. Оказывается, размер, как говорит нам пленум Верховного суда, определяется полученным доходом без вычета расходов. Таким образом, любой бизнес, самый небольшой, оказывается подпадающим под действие статьи 171-й. Потому что, если мы из дохода предпринимателя не вычитаем его расходы, то 250 тысяч - это доход мелкого предпринимателя. Практически любая деятельность без лицензии превращается в уголовное преступление.

В Деле Федора Душина эта сумма была по 171-й статье, по которой вменили миллион 200 рублей. Это была сумма дохода без вычета расходов. Прибыль там была мизерная. И это мизерное административное правонарушение превращается в уголовное преступление, к которому еще приклеивается ответственность за отмывание. Факультативно, или ущерб или доход. Ущерб подсчитать практически невозможно, не понятно, что это такое, а доход всегда можно определить. И практически любое административное правонарушение по статье 14 прим. Административного кодекса превращается в уголовное преступление.

А что происходит с мошенничеством или присвоением чужого имущества? Есть известное постановление Пленума Верховного суда 2007 года, в котором написано, по смыслу, что любое гражданское правонарушение, любое неисполнение гражданско-правового договора может быть квалифицировано как уголовное преступление, как мошенничество. Дело только в том, что следствие должно установить, что умысел за неисполнение гражданско-правового обязательства возник до получения имущества, до исполнения договора другой стороной. Причем, установить такой умысел следствие может на основании любых косвенных доказательств, любых косвенных обстоятельств. По существу, это дает следователю любое гражданское правонарушение, во всяком случае, для начала рассматривать как уголовное преступление, возбудить уголовное дело, арестовать человека. А дальше будет видно. Скорее всего, дело не кончится судом. Человек посидит под арестом, бизнес за это время у него отберут, конкуренты-рейдеры добьются всего, чего они хотят. А потом, может быть, дело будет прекращено. Уже не важно. Дело не в том, чтобы человека посадить, а в том, чтобы бизнес отобрать.

До тех пор, пока закон позволяет кошмарить, он будет это делать. Если говорить о том, как пытаться систему исправить, одним из первых шагов должна быть реформа уголовного законодательства. Некоторые главы Уголовного кодекса, касающиеся экономических преступлений, были написаны еще в советские времена, когда существовала совершенно другая экономика, совершенно другая ситуация. Часть статей создана под какие-то конкретные дела, под конкретные заказы. В этой части Уголовный кодекс сегодня никуда не годится. Нужна широкая комиссия по реформированию уголовного законодательства в отношении экономических преступлений. Должно быть широкое обсуждение в научной и в предпринимательской среде, в обществе, обсуждение проектов этих новых статей.

 


« В архив
« На главную страницу
 



Персональная страница адвоката Князева АГ. Домкины ПА и НВ - адвокаты
zabolotnyy.ru
В продаже - набор столовый, цены ниже! Неликвидные остатки
luminaric.ru
Детский онлайн-журнал
camp-centr.ru
Отказаться от тюрьмы
 
Президиум Мосгорсуда отменил приговор журналистке Айгуль Махмутовой
 
Дума повысит ущерб
 
Госдума поправит «легализацию» в УК
 
«Эффект Дымовского» дошел до военной прокуратуры: следователь Попков рассказал об упадке в органах
 
Беседа с майором Дымовским
 
Криминал в политике или политика в криминале?
 
Дымовскому в Москве пожали руку милиционеры, объявившие голодовку
 
Архив »

Институт верховенства права