"Главной мишенью криминалитета и чиновничьего рэкета становится средний и малый бизнес".
Владимир Путин
 
        
Международный скандал

Провокация против государства  

Кто хочет поссорить Россию и Белоруссию?

Лекарство для головной боли

20 лет за... таблетки от кашля?

Слышали ли вы о таком препарате, как туссал? Думаю, что слышали, особенно если подвержены простудным заболеваниям и часто подхватываете кашель. Обычные, между прочим, таблетки — подобных в наших аптеках навалом. Отпускаются по рецепту врача, но и без рецепта купить их не проблема. Например, на мой звонок в справочную минских аптек мне выдают целый список учреждений, где я могу приобрести туссал — и на улице Ленина, и на улице Ленинградской... Не возникнет затруднений с его покупкой ни в Гомеле, ни в Гродно, ни в Барановичах. А все потому, что таблетки продаются совершенно законно. В «черный список», официально именуемый «Республиканским перечнем наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих государственному контролю в Республике Беларусь» и утвержденный постановлением Министерства здравоохранения № 26 от 28 мая 2003 года, действующее средство, содержащееся в злополучном туссале — декстрометорфана гидробромид — не включено. Вы спросите, почему злополучном? Потому что двух молодых людей из Барановичей туссал привел прямехонько в тюремную камеру...

Постой, паровоз...

...21–летний Саша Чечуров и его 20–летний друг Сергей Лагун в общем–то мало чем от современных молодых людей отличаются. Компьютер, Интернет, «скачивание» мелодий и роликов для мобильных, чтение блогов, «бродилки» по сайтам–аукционам, игры с «виртуальными» платежами... То тут, то там натыкались ребята на предложения купить–продать то программное обеспечение, то антиквариат, то различные лекарственные препараты. Наконец решили попробовать заработать быстро, легко и много. Тут и предложение покупателя подоспело: белорусов просили купить в Барановичах и доставить в Москву польский препарат туссал. Переписка длилась долго. Сначала ребята недоумевали, почему таблетки нельзя купить в Москве, а им отвечали, что в столицу России их почему–то не завозят. Потом покупатель долго уговаривал парней привезти таблетки в Москву лично, а не пересылать по почте: мол, упаковки помнутся или могут отсыреть. И обязательно просил доставить именно 1.000 таблеток. Наконец стороны сошлись на цене по 5 долларов за упаковку, в которой содержится 10 таблеток (в Беларуси ее стоимость 3.850 рублей), и ребята, предварительно «закупившись», отправились в Москву.

Теперь продолжение истории можно увидеть в видеозаписи: встречу белорусских продавцов и московских покупателей, оказавшихся сотрудниками управления Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков по г. Москве (УФСКН РФ), снимали с момента появления поезда у Белорусского вокзала до момента передачи свертка с таблетками на площади Тверская Застава мнимому клиенту. Оперативный сотрудник (в деле он значится под фамилией Юрочкин), даже стоя на перроне вокзала, убеждал ребят, что ничего противозаконного они не совершают. Цитирую «Протокол осмотра и просмотра видеозаписи»: «Андрей (тот, кто договаривался о продаже таблеток в Интернете) работает в частной клинике. Вот ему и нужны эти препараты. За ними ездить — сам понимаешь...», подразумевая, видимо, что это трудно и накладно.

В общем, когда ребята сообразили, в какую переделку нежданно–негаданно попали, ничего остановить было уже нельзя. Ни поезд, привезший их с таблетками в златоглавую, ни следствие, затеявшее «контрольную закупку».

Провокация ценой в 20 лет

Оказалось, что тот самый декстрометорфана гидробромид в соседнем государстве внесен в подобный белорусскому «черный список» и признан психотропным веществом, а 1.000 таблеток как раз попадают в границы «особо крупного размера», ибо содержат 15 граммов этого вещества.

В отношении Саши и Сергея возбудили уголовное дело, обвиняя их в контрабанде наркотиков. И над барановичскими ребятами нависла реальная угроза загреметь в колонию на срок от 8 до 20 (!) лет. Такая вот грустная история...

— Даже не знаю, как такое могло случиться с моим сыном, — чуть не плакала мать Саши Чечурова, Светлана Ярославовна, пока я листала страницы толстенного уголовного дела. — Он закончил юридический колледж, работал, поступил на заочное отделение Московского нового юридического института. Если он в чем и виноват, то только в том, что решил заработать легкие деньги, а из него сделали «наркобарона».

Адвокат Алексей Черников, составлявший по просьбе родителей Саши жалобу, адресованную Генеральному прокурору Беларуси Петру Миклашевичу, уверен:

— В нарушение норм Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам без соответствующего согласования с белорусской Прокуратурой под видом оперативного мероприятия работниками правоохранительных органов России была осуществлена провокация в отношении Александра Чечурова и Сергея Лагуна. Ребят просто выманили с территории нашей страны, уговорами склонили к перевозке обычных таблеток от кашля только для того, чтобы привлечь к ответственности за действия, которые в Беларуси не являются преступлением.

Добавлю от себя, что, конечно же, и в Беларуси, и в России продажа лекарственных препаратов — действие противозаконное, если совершают его человек или фирма, не имеющие на то лицензии. И наказуемо... Но ведь не 20 годами тюрьмы!

Я не пытаюсь оправдать барановичских парней, но как–то тревожно думать о сотнях и тысячах молодых людей, ежедневно «шарящих» по многочисленным интернет–сайтам в поисках необременительных заработков. Где гарантия, что совсем еще неискушенный молодой человек не купится на сладкие посулы российских, украинских, польских оперативников и не рванет за сомнительными барышами с легко приобретенными на родине препаратами? Что сделать, чтобы его исковерканная судьба не стала очередной галочкой в бодрых статистических отчетах служб и департаментов соседних государств?

...В республиканской Прокуратуре мне сообщили, что жалоба родителей Александра Чечурова уже передана в Генпрокуратуру Российской Федерации для разбирательства.

Был лаконичен в телефонном разговоре со мной и следователь следственного отдела службы по Центральному административному округу (СЦАО) УФСКН РФ по городу Москве Сергей Ерофеев, возбуждавший уголовное дело в отношении белорусов: «Моя работа уже закончена, а материалы следствия я передал в суд». Ставим многоточие?

Справка «СБ»

Декстрометорфана гидробромид содержится также в препаратах тофф–плюс, колдрекс найт, мульти некс, тайенелон, свободно распространяемых на территории России.

Компетентный комментарий

Начальник пресс–центра республиканской Прокуратуры Михаил Вавуло прокомментировал ситуацию так:

— Адвокат одного из задержанных на территории Российской Федерации белорусов обратился к нам с жалобой на неправомерные действия сотрудников российских правоохранительных органов. Однако уточню: преступление гражданами нашей страны совершено на территории России. И давать оценку законности действий российских оперативников могут только компетентные органы Российской Федерации. В соответствии со статьей 1 Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам жалоба направлена на рассмотрение в Генеральную прокуратуру Российской Федерации. У Прокуратуры Республики Беларусь законных оснований для проверки изложенных в ней фактов нет. Что касается отличий в так называемых «черных списках» двух стран, тут все предельно ясно: суверенное право каждого государства — формировать свое законодательство, исходя из национальных интересов.

Мнение по поводу

Начальник отдела фармацевтической инспекции Министерства здравоохранения Алла Долголикова:

— Действительно, декстрометорфан у нас не запрещен. А упаковку туссала можно купить в любой аптеке по рецепту врача. Почему на него наложено табу в России? Поделюсь одним предположением. В каждой стране есть список препаратов, которые находятся под особым государственным контролем. Он включает наркотические средства, психотропные вещества и их прекурсоры (химические соединения, которые могут использоваться для получения наркотиков). Этот перечень составляют, руководствуясь тремя международными конвенциями ООН: 1961, 1971 и 1988 годов. Но если правоохранительные органы выявят случаи злоупотребления каким–нибудь лекарством, то могут предложить Минздраву включить препарат в запретный список своей страны. Так, видимо, в России получилось с декстрометорфаном, который получали из туссала. Похожая история была с валокордином, на который Германия лет десять назад ввела ограничения из–за того, что там содержится незначительное количество психотропного вещества — фенобарбитал. В Беларуси ни туссал, ни валокордин в чем–то «противозаконном» не замечены. Однако за границей правоохранительные органы могут заинтересоваться вашей дорожной аптечкой. Знайте, в ней не должно быть больше 90 доз лекарственного препарата, в котором содержатся психотропные вещества, подлежащие государственному контролю, и больше трехдневной дозы лекарственного препарата, в котором содержатся наркотические вещества. Непременно нужно иметь соответствующий документ лечебного учреждения, в котором вы проходите курс лечения. Он должен быть заверен вашим врачом и руководителем организации здравоохранения.

Громкие дела УФСКН РФ

«Кетаминовая кампания». В 2004 — 2005 годах Российский Госнаркоконтроль завел целый ряд уголовных дел в отношении ветеринаров. В ходе разбирательств двое врачей — Александр Дука и Ольга Танаева — получили условные сроки. В 1998 году Минсельхоз Российской Федерации исключил кетамин из перечня разрешенных в ветеринарии препаратов, однако в начале 2005 года он был возвращен в этот список.

Дело химиков. В отношении Алексея Процкого и Яны Яковлевой, директоров химических предприятий «Софэкс», которые находятся в следственном изоляторе с июля прошлого года, было заведено уголовное дело по статье 234 УК РФ «Незаконный оборот сильнодействующих или ядовитых веществ в целях сбыта». В основу предъявленного им обвинения положен факт отсутствия лицензии на фармацевтическую деятельность, однако химические предприятия «Софэкс» не имеют никакого отношения к фармацевтике, поскольку реализовывали этиловый эфир (растворитель) для нужд промышленных предприятий.

Аналогичные уголовные преследования за сбыт сильнодействующего вещества, которым, по мнению УФСКН РФ по г. Москве и московской городской прокуратуры, является обычный растворитель этиловый эфир, грозят десяткам промышленных предприятий, которые приобрели этиловый эфир в производственных целях.


 

 
« В архив
« На главную страницу
 



Отказаться от тюрьмы
 
Президиум Мосгорсуда отменил приговор журналистке Айгуль Махмутовой
 
Дума повысит ущерб
 
Госдума поправит «легализацию» в УК
 
«Эффект Дымовского» дошел до военной прокуратуры: следователь Попков рассказал об упадке в органах
 
Беседа с майором Дымовским
 
Криминал в политике или политика в криминале?
 
Дымовскому в Москве пожали руку милиционеры, объявившие голодовку
 
Архив »

Институт верховенства права